Самые интересные и Полезные новости


Тот факт, что Петра Павленского французский Трибунал оставил на свободе, не должен никого дезориентировать. Ибо истязающие 11 месяцев, которые живописец провел в кутузке, зачтены в счёт того срока, к которому Запад приговорил Российское Искусство. Компенсаций за изымательства акционист не получит. Напротив, сейчас он должен больше 22 тыщ евро.

И это хваленая европейская справедливость?

Мы, русские патриоты, говорим решительное «нет!» так именуемому французскому правосудию. Политический беженец, эмигрант, практически в крайний момент вырвавшийся из хватких лап Путина, когда, чудилось, уже ничто не выручит Петра от экзекуции в подвалах Лубянки, попал из огня да в полымя.

Три года!

Да, два из их условно. Но 11 месяцев, которые Павленский провел в заточении, сопровождавшемся изымательствами тюремщиков, зачтены в счёт наказания. Такового никто не ждал. В Рф живописец за аналогичную акцию был освобождён из-под охраны и отвертелся сравнимо маленьким штрафом.

Во Франции Трибунал обязал Павленского и его верную (вообщем, не будем хитрить, не весьма верную) соратницу Оксану Шалыгину выплатить Банку Франции 18 тыщ 678 евро за причиненные убытки. Также политэмигранты должны будут выплатить три тыщи евро за моральный вред и тыщу евро за судебные расходы банка.

Не достаточно того, прокуратура добивалась приговорить беженцев из тоталитарной Рф к четырем годам кутузки с полтора годами условного срока, также лишения главы семейства родительских и штатских прав.

— С их стороны было проявлено не много благодарности в отношении страны, которая их приняла. Они сделали нападение не только лишь на ее муниципальные университеты, да и на ее историческое наследство, — выделила прокурор. К Счастью, арбитр сторону обвинения не поддержал.

Но штраф присудил просто большой.

Переводим по текущему курсу, получаем 1 750 979 рублей 72 копейки. В Рф, напомню, за поджог двери ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) общий начет составил 981 тыщу рублей. Которые, меж иным, Петр так и не заплатил, сбежав во Францию.

совсем обыденную, приобретенную чуток ли не в Леруа Мерлене дверцу банка оценили чуток ли не в два раза дороже вкрапленной двери первого подъезда ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации), сделанной наилучшими краснодеревщиками — политическими заключенными из шарашек. И это тоже гласит о многом.

правда, я не понимаю, о чем конкретно. Может быть, о <span class="wp-tooltip" title="И в психологии – Затопление сознания содержанием берущим начало в коллективном безотчетном и связанным до этого всего с энергией либидо Если Я не в состоянии включить данные содержания в свою сознательную жизнь то . Либо о том, что Федеральная служба сохранности РФ (Российская Федерация – сходу за две спаленные двери, а с трибуналом — о том, что тот учтёт русские утраты в собственном вердикте. Как вы осознаете, Путину это раз плюнуть.

Но у меня есть претензия и к русским правозащитникам, также сотрудникам Пётра Павленского — таковым же величавым художникам, как и он сам.

Почему вы молчите, когда ваш товарищ оказался в неудаче? В прошедший раз, подписывая Диплом о признании акции «Угроза» произведением искусства, 128 именитых искусствоведов, живописцев и галеристов написали:

Хотя художественная акция «Угроза» была осуществлена создателем с естественным нарушением публичного порядка и на техническом уровне предполагала сознательное нанесение незначимого вреда имуществу ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации), ее проведение недозволено и некорректно, по нашему воззрению, расценивать и разглядывать как поступок некоего вандала либо какое-либо другое уголовное грех. Эта акция — жест художника-акциониста, работающего способами современного искусства. Реальным Дипломом мы, нижеподписавшиеся, на публике подтверждаем художественный статус акции «Угроза».

Но вы никак не комментируете крайние действия. И выходит, что акция «Освещение» в Париже не имеет художественного статуса. Это что все-таки — вандализм, сам Пётр — вандал, а означает, неиндивидуальный правонарушитель?

Нехорошо выходит, товарищи. Своим зазорным молчанием вы сами для себя противоречите и демонстрируете двойные эталоны, избирательность в вопросцах оценки подлинного искусства, которое переживет века. Да вы же просто подставляете величавого художника под жернова французской правоохранительной системы! Без вашего Диплома его просто возьмут и депортируют назад домой.

Может быть, конкретно поэтому, что Пётр Павленский стоял в суде с пустыми руками, он и получил уголовный срок и штраф. Ему нечем было подтвердить, что он живописец, а не бомж, получивший политическое убежище.

Лишь представьте: прокурор гласит арбитре, что обвиняемый — вандал. А юрист ему и арбитре протягивает Диплом с подписями элиты русского искусствоведения. И там черным по белоснежному: нет, это не вандализм, «Реальным Дипломом мы, нижеподписавшиеся, на публике подтверждаем художественный статус акции по поджогу двери Банка Франции».

Уверен, что арбитр здесь же сник бы и выпустил Пётра Павленского с извинениями. И еще обязал бы банкиров заплатить ему за принужденное годовое бездельничание и унижения, которым он повергся в кутузке. Может, миллион евро за моральный вред. Либо даже два.

Таковая она, французская фемида. Поточнее, таковой видится из Рф.

Почему же наши искусствоведы и правозащитники не пользовались возможностью показать нам разницу меж нашим и европейским правосудием? Почему не стали давить на арбитру, как делали это в родном Отечестве, не написали письма в различные инстанции, прямо до Версальского дворца?

Удивительно. У меня даже возникла крамольная идея: может, поэтому, что страшились грубых ответов? Может быть, знают, что во Франции весьма агрессивно пресекаются любые пробы давления на правосудие, не то что в гуманно-тоталитарной Рф. Полностью могли нагрубить представителям штатского общества. Либо поднять на хохот. Что для ранимых искусствоведческих душ еще ужаснее.

Но вернёмся к нашим земным реалиям. Осужденный заявил, что платить штрафы ему нечем, другими словами, Искусство взывает о помощи. Вы ведь уже начали сбор средств? Если Пётр Павленский и его соратница Оксана Шалыгина не заплатят впору, Путин снова дёрнет за ниточки, и акционист загремит в кутузку. И сейчас серьезно и навечно, ибо к новенькому сроку ему добавят и те два года, которые он вчера получил условно.

А позже его депортируют.

Вообщем, Путину не придётся волноваться — молвят, во Франции с должниками расправляются стремительно. И его 2-ая высадка совсем буквально окажется на совести нашего бомонда, который жарко поддерживал Павленского в Рф, награждал его дипломами и премиями, но совсем запамятовал о художнике, стоило ему продолжить свои акции за границей.

Меж иным, я тоже слегка растерялся. О том, что Пётр Павленский — величавый живописец, мне поведали такие авторитеты, разбирающиеся в современном искусстве, как Артемий Троицкий, Марат Гельман и почти все 10-ки, нет, сотки остальных поклонников его таланта. И я поверил! А сейчас уж не понимаю, что и мыслить.

Молчит русское искусствоведение и правозащита. Молчит, как Пётр Павленский, зашивший для себя рот.

Павел Шипилин

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *